Результат матча россия черногория 2015 решение уефа

ЧЕРНОГОРИЯ - РОССИЯ - 0:3. Встреча была признана аннулированной, как следствие сборной Черногории присуждено техническое поражение со счетом 0:3. Кроме того, сборная Черногори наказана проведением двух следующих игр без зрителей второй матч - условно с испытательным сроком в 2 года. Также черногорцы оштрафованы на 50 тысяч евро. В свою очередь РФС оштрафован на 25 тысяч за поведение российских болельщиков. Матч отборочного турнира чемпионата Европы-2016. Судья: Дениз Айтекин Германия. Черногория: Вукашин Полексич, Элсад Зверотич, Марко Симич, Марко Баша, Саша Балич Марко Бакич, 46Адам Марушич, Младен Кашчелан, Никола Вукчевич, Владимир Волков, Стеван Йоветич, Мирко Вучинич. Россия: Игорь Акинфеев Юрий Лодыгин, 2Игорь Смольников, Василий Березуцкий, Сергей Игнашевич, Дмитрий Комбаров, Игорь Денисов, Роман Широков кАлан Дзагоев Дмитрий Торбинский, 46Олег Шатов, Юрий Жирков, Александр Кокорин. Тренер: Фабио Капелло Италия. Нереализованный пенальти: Широков 66 - вратарь. Предупреждения: Шатов 15Денисов 30Кашчелан 52Вучинич 66. Перед игрой ощущалось почти физически: этот матч очень многое значит для обеих команд. Волновались наши, волновались черногорцы. Обсуждались составы, оценивались шансы. Но никто и подумать не мог, во что все выльется, толком еще и не начавшись. Самое удивительное: пасторальная Черногория не выказывала к нашим ни малейших признаков агрессии. Мало того, что в этой стране постоянно пребывают несколько десятков тысяч россиян. Так ведь есть еще и обоюдная симпатия, единая религия, славянские корни. Ни в столице страны Подгорице, ни в приморских Тивате и Будве в день игры не происходило ничего криминального. Маленький дождик, теплые воздух и море, полупустые дешевые ресторанчики, всеобщее умиротворение. Не наблюдалось радикализма и на подступах к стадиону. Болельщики команд в своей атрибутике шли к арене, нисколько не конфликтуя друг с другом. «Робокопы» черногорская полиция в пластиковых латах выглядели грозно, но силу не применяли. Опасность не ощущалась даже потенциально. Все испортила трибуна за воротами сборной России. На ней традиционно обосновались фанаты подгорицкой «Будучности», пробитые, быть может, и не на всю голову, но на большую ее часть. Черногорские журналисты рассказали чуть позже: не так давно состоялся баскетбольный матч Адриатической лиги между «Будучностью» и белградским «Партизаном». Болельщики хозяев забросали площадку свиными почками. Купили в магазине, пронесли на трибуну. Затем, что при отсутствии контроля больное сознание способно на любую дикость. А контроля на арене «Градски» вчера также не доставало. Болельщики на матче Черногория - Россия. Второй в это время готовился быть зажженным и брошенным на поле, несмотря на то, что сами гимны не сопровождались ни свистом, ни выкриками. А потом горящая пиротехника была брошена в российского вратаря, попав, по предварительной информации, в шею Акинфеева. Траекторию ее полета ясно обозначал дымный след. Кто-то из черногорских игроков отшвырнул оболочку сгоревшего файера за пределы поля, хотя она являлась безоговорочной уликой. Тут же в нашу штрафную прилетела пластиковая бутылка. Обездвиженного Игоря увезли сначала с поля на медицинском автомобильчике, а затем в сопровождении врача сборной Эдуарда Безуглова, - в госпиталь, для оказания помощи. Игру остановили, как сообщил диктор, «на некоторое время». Под трибунами началось совещание с участием представителей команд, немецкого судьи Дениза Айтекина и английского делегата матча Барри Брайта. Пострадавший Игорь Акинфеев покидает поле на электромобиле. Для него этот безумный матч закончился, едва начавшись. Стремление не объявлять об этом сразу, по логике, было связано с заботой о безопасности. Толпа, услышав об остановке игры, могла повести себя как угодно. Хоть на стадионе, хоть за его пределами. Пауза же несколько успокаивала и сглаживала ситуацию. Спустя 25 минут, однако, объявили почти невероятное: игра продолжится! О том, почему это стало возможным, оставалось лишь догадываться. Сборная России потеряла основного вратаря и главного врача. Теоретически нарушились оборонительные связи. Не было ясно также, сколько у нас осталось замен. По всему выходило, - две. Что это, если не ослабление российской команды? Здраво рассуждая, прекращение матча сулило сборной Черногории техническое поражение со счетом 0:3. Сборную России такой поворот не мог не устраивать. Тем не менее игра возобновилась. И в наших воротах появился Юрий Лодыгин. Если это было сделано с целью не допустить беспорядков, то какую спортивную ценность имел возобновленный матч? Могли ли быть технические 0:3 присуждены вопреки настоящему результату игры? Как трактовать преимущество хозяев, добытое за счет хулиганства трибун? Стоило ли настаивать на нашем нежелании играть, игнорируя мнение судьи и делегата? Хоть мысли у всех и уползали в сторону эпизода с файером, наши принялись добывать то, за чем приехали в Черногорию, - победу. И до перерыва были к этому существенно ближе хозяев. Во-первых, арбитр не дал, если так можно выразиться, полтора пенальти в ворота Полексича. Черногорцы дважды сбивали Кокорина, и с трибуны это выглядело крайне неоднозначно. Во-вторых, сам Кокорин упустил пару серьезных голевых шансов. В третьих, перед перерывом был травмирован и заменен Дзагоев. И пока он лежал на газоне в него с трибун летели монеты. В четвертых, посреди самого перерыва диктор вдруг объявил: под трибунами происходит совещание с участие представителей УЕФА. Очередная пауза в игре растянулась чуть ли не на полчаса. Ее результатом стало объявление: еще один инцидент, игру остановят. Спустя три минуты на трибунах снова запылал файер, но матч, естественно, продолжился. Ситуация все больше напоминала дурной сон. Да еще черногорцы стали действовать активнее, чем. Созидание давалось им с трудом, а вот ошибки сборной России хозяева караулили охотно. На 61-й минуте Кокорин не реализовал выход один на один, зато на 65-й заработал пенальти. Широков дуэль Полексичу проиграл, но это померкло в свете монет и зажигалок, летевших теперь и в судью. В секторах снова запылал файер. А затем монета угодила в голову выбрасывавшего аут Комбарова. После этого терпение лопнуло даже у сверхтолерантного Айтекина. Игра, которую следовало прервать давным давно, наконец-то была прервана. Команды окончательно покидают поле. На поле возникло несколько стычек, стадион расцвел дымами, на поле полетели обломки сидений. Но бесславный для хозяев подожженый футбол, к счастью, закончился. Вот только едва ли это вообще можно было назвать футболом. Группировка фанатов подгорицкой "Будучности", расположившаяся за воротами Игоря Акинфеева, гордо именует себя "Варварами". Некоторое время назад эти отморозки дошли до того, что на матч Адриатической лиги по баскетболу против белградского "Партизана" пронесли свиные и говяжьи почки - и по ходу игры швыряли ими в соперников. Вечером в пятницу "Варвары" превзошли сами. И, говорят, это было не просто сумасшествием отдельно взятого 25-летнего идиота по имени Лука Лазаревич, сына одного из лидеров этой группировки, сдавшегося полиции в субботу в 17. Правда, по неофициальной версии из Черногории, его выдали полиции сами фанаты, осознавшие, что дело для них пахнет жареным и лучше избавиться от одного, чем создать угрозу для. По имеющимся у меня данным из серьезных черногорских источников, президент футбольного союза Черногории Деян Савичевич после матча рвал и метал, считая случившееся продуманной и циничной провокацией противников черногорской власти - как футбольной, так и политической. Вдвойне странно то, что фанаты из Черногории и Сербии последние приехали поддержать своих русских друзей в какой-то момент начали перебрасываться креслами: между ними никогда не было и подобия конфликтов. Так или иначе, "Само храбро" - баннер, который висел на трибуне "Варваров", - впору было менять на "Само мерзко". Почек, правда, не. Зато была горящая петарда, уже на 20-й секунде! Это наряду с последующими событиями побудило газету Vikend Novine опубликовать шапку на первой полосе, не нуждающуюся в комментариях: SRAMOTA. Так отнесутся к случившемуся все встреченные мною за последние два дня черногорцы. Мы с коллегами слышали извинение за извинением. Спустя пять минут судья Дениз Айтекин увел команды с поля, а вратаря, который не то что не мог встать, а даже не двигался, увезли на медицинском автомобильчике. И без промедления отправили в госпиталь для оказания первой помощи в сопровождении врача сборной Эдуарда Безуглова. То есть на игре, ко всему прочему, работал не главный врач нашей команды. Голкиперу же было диагностировано сотрясение мозга и ожог шеи. Хорошо, что состояние здоровья позволило ему улететь вместе со сборной. Казалось, ситуация слишком однозначна, чтобы оставлять встрече хоть какой-то шанс продолжиться. Матч Сербия - Италия однажды прекратили на самом взлете и не по столь серьезному поводу, - так почему здесь, после нанесения вратарю тяжелой травмы, должны играть? Когда не попавший в заявку и сидевший на трибуне Максим Канунников объяснял мне, как именно петарда попала в Акинфеева сам я в тот момент смотрел на мяч и увидел уже только лежавшего вратаряон был бледнее смерти. Они с другим резервистом, Русланом Камболовым, только и говорили: "Надо заканчивать". В том, что немецкий судья Айтекин и английский делегат УЕФА Бэрри Брайт рассудят именно так, на VIP-трибуне и в ложе прессы не сомневался. А решение было именно за. По крайней мере так сказал мне президент РФС Николай Толстых, когда матч еще только был прерван. Сам он все время был на телефоне и вел переговоры, а глава международного департамента Екатерина Федышина переводила его слова на английский. По тому, что было слышно за несколько метров, можно с уверенностью судить, что Толстых был категорически против продолжения матча. В случае каких-либо новых неприятностей матч будет прекращен". У Толстых с Анатолием Воробьевым, у Канунникова с Камболовым, у сидевших поблизости Вячеслава Колоскова и Александра Мейтина. Даже, по-моему, у Деяна Савичевича. Ясно было: что-то еще обязательно случится. Спустя пять минут матч возобновился. А центральная трибуна продолжила уже начатое во время паузы - скандировать проклятия в адрес фанатов. Потому что факт продолжения матча еще совершенно не означал, что в итоге, после расследования УЕФА, черногорцам не засчитают технического поражения - с максимальной вероятностью именно такого исхода. А уж то, что заставят проводить несколько матчей без зрителей - это к бабке не ходи. Не случайно в перерыве на весь стадион было объявлено: "UEFA meeting". Толстых с Воробьевым на их местах на трибуне к тому моменту уже след простыл. И продолжался перерыв гораздо дольше 15 минут. Роман Широков, единственный футболист сборной, вышедший к журналистам в смешанной зоне, приоткрыл некоторые интересные подробности: - Судья был за то, чтобы прекратить матч после травмы Акинфеева, - удивил капитан. Таким образом, был нарушен спортивный принцип. Почему же Брайт, поговорив то ли с Мишелем Платини, то ли с Джанни Инфантино, то ли с обоими, решил возобновить матч? Хотя это нарушало все возможные регламенты. Возможно, дело в опасениях за поведение неконтролируемой толпы в случае отмены матча. Не исключено, что на решении сказалась вброшенная кем-то по всем каналам информация об аресте той конкретной нелюди, что бросила петарду в Акинфеева. Все в это поверили - но мало кто задался вопросом, как удалось полиции вторгнуться в центр толпы и выдернуть оттуда хулигана. Впрочем, уже после матча сообщили, что петардометатель арестован не был, но это должно произойти в течение двух-трех часов. Потому, мол, что на стадионе хорошо работают видеокамеры и его портрет крупным планом с той самой петардой появился у всех полицейских. Причем, говорят, по черногорским законам ему грозит до 10, а то и до 12 лет лишения свободы. И Лазаревич действительно оказался за решеткой - правда, не в день игры, а на следующий. Пусть и ближе к вечеру. А как именно это произошло - в конечном счете не так уж важно. Ни один врач не стал его осматривать! Отказывались под любым возможным предлогом - и только когда матч возобновился, двери медицинских кабинетов вдруг волшебно отворились и обследование состоялось. Видимо, до того была команда - тянуть до последнего, иначе вероятность 0:3 увеличится до предела. Кстати, такое отношение стало одной из весомых причин того, что Акинфеева не оставили в Черногории и взяли в обратный самолет. Хотя главной, конечно, было его приемлемое для перелета состояние. И еще один важнейший вопрос. Очевидно, что сборная России не заняла категорической позиции - играть не будем. Так, как это сделало, например, московское "Динамо" в двух известных случаях против "Зенита" - с Шуниным и с Гранатом. Здесь, видимо, решили не рисковать. Кстати, нынешняя история повторяет шунинскую один в. И, насколько мне известно, решение не продолжать тот матч Алексей Николаев принимал в том числе и после определенных консультаций с УЕФА! А здесь - вот такая оказия. Кто сказал: "Будем играть"? Точных ответов на эти вопросы. Как и на другой: что решили бы судья с делегатом, если бы россияне уперлись. Была опасность, что "технарь" в этом случае засчитают уже. Поэтому можно сказать, что вся наша сторона - руководство РФС, тренерский штаб, игроки, да и болельщики, не поддавшиеся на провокации, - вела себя в сложнейшей ситуации достойно и правильно. Правда, один из источников утверждает, что Толстых в обратном самолете не подошел к Акинфееву, чтобы справиться о его здоровье, и вратарь, подобной заботы вроде как ожидавший, воспринял это болезненно. Капелло сказал: - На мой взгляд, эту игру надо было прекращать. Но мы ждали решения делегата матча. И подчинились ему, вышли на поле играли. Мы не могли просто взять и отказаться. Если делегат говорит, что игра должна быть продолжена, то так и должно произойти. Толстых подтвердил: - Капелло сразу выразил нашу общую позицию: матч надо было прекратить сразу после случившегося с Акинфеевым. Мы по этому поводу сошлись во мнениях с президентом футбольного союза Черногории Деяном Савичевичем. Но делегат УЕФА после проведенных им консультаций принял решение о продолжении матча. Естественно, российский тренерский штаб подчинился решению УЕФА, но мы сразу же предупредили, что после завершения матча будем подавать протест. Официальный протест, по словам Толстых, уже подан. Сделать это было необходимо для того, чтобы УЕФА имел формальный повод начать расследование. Хотя более убедительного повода, чем пострадавшее здоровье человека, по-моему, быть не. При этом возмутительно то, что сборной России - это Капелло подтвердил - травму Акинфеева и выход вместо него Лодыгина - засчитали как полноценную замену. Это как вообще понимать, учитывая обстоятельства ее проведения?! За полтора дня до матча, сразу после предматчевой пресс-конференции Бранко Брновича, в том же пресс-центре, только без перевода, прошло еще одно мероприятие, выглядевшее довольно необычно. Несколько человек в галстуках и одна дама в полицейской форме, сдвинув брови, доложили черногорским журналистам о ситуации на фронте обеспечения безопасности в матче Черногория - Россия. Сам формат этой импровизированной пресс-конференции давал понять, что можно ожидать неприятностей. Да он так и был назван прямым текстом: матч повышенного риска. Журналисты услышали твердое обещание, что все необходимые меры безопасности будут обеспечены. Вплоть до того, что запрещено проносить на матч зонты, зажигалки и флаги на древках. Наших болельщиков при досмотре поворачивали лицом к стене, заставляли поднять руки и обыскивали по полной программе - не грубо, но со знанием дела. А как же местных? До матча, кстати, в окрестностях стадиона то есть в центре Подгорицы - она маленькая никакого ощущения угрозы не. Разве что россиянам полиция не позволила провести марш, запланированный за полтора часа до игры. Но российские и черногорские болельщики, в том числе ультрас, весь день братались и обнимались, вместе пили пиво. К России в Черногории вообще у подавляющего большинства людей очень хорошее отношение. И не зря Бранко Брнович начал свое выступление на пресс-конференции с извинений перед Россией и ее сборной. Были ли перед игрой инциденты? Спецназ блокировал группу сербов, приехавших поддержать сборную России, на площади Республики. Если кто и дрался, то как раз сербы часть которых на матч так и не попала с полицией. Местные решили по мелочам не размениваться. Футбол после всего этого смотреть было очень сложно. Играть в него, подозреваю. Хотя команде это удавалось довольно прилично. Но этот вечер начался для нас слишком плохо, чтобы продолжиться хорошо. Еще и Дзагоев перед самым перерывом сломался. В итоге ЦСКА перед "Зенитом" рисковал остаться и без него, и без Акинфеева! И тему травмы Алана, что-то мне подсказывает, Евгений Гинер и Леонид Слуцкий обязательно припомнят. Замечу, кстати, что в Дзагоева, пока его лечили у лицевой линии, летели монеты. Но, невзирая на обещание, никто игру не остановил и не прекратил. Хотя это вполне можно и нужно было назвать "новой неприятностью". Еще одно предупреждение того же рода прозвучало в конце перерыва. Кстати, по его ходу, когда черногорцы из соседних с нашими болельщиками секторов начали швырять в него креслами, к россиянам основу которых составляли спартаковцы из "Фратрии" подошел капитан красно-белых Артем Ребров и попросил не отвечать на провокации. Если сербы включились в перестрелку, то наши прислушались. Вообще Ребров стал неким связующим звеном между командой и болельщиками, сообщив им о характере травмы Акинфеева. А уходя в раздевалку, попросил быть аккуратнее. С другой стороны, поаплодировать нашему сектору, который на ужасающем черногорском фоне вел себя достойно, не удосужился ни один футболист основного состава сборной. Понятно, что мысли были о другом. Но могли бы и сказать спасибо той тысяче, которая приехала на выезд их поддержать и в тяжелой обстановке не сорвалась. Вообще это был тот случай, когда за всех без исключения наших можно было сказать: не стыдно. А призыв диктора не делать гадостей работал недолго. Когда Баша в единоборстве с Кокориным сыграл чисто в мяч, Айтекин к возмущению всего "Градски" назначил пенальти, на поле полетел всякий мусор до того, еще в первом тайме, Шатову под ноги бросили ленту. Но Широков, которому перед ударом сверлили глаза лазерной указкой, не переиграл Полексича - все в этот вечер было для нас черным-черно. И пусть сам Широков попросил не считать это оправданием, но ведь было же! В довершение всего, в оказавшегося на бровке Дмитрия Комбарова с трибуны что-то опять кинули - то ли монету, то ли зажигалку. Тут вскипели скамейки, команды сцепились между собой чуть ли не в полных составах, и тогда уж терпение Айтекина лопнуло. Он повторно увел команды с поля, и люди с "Градски" потихоньку начали расходиться, поняв, что это - уже точно. Если бы матч удалось закончить, еще были бы какие-то иные варианты и поводы для опасений. Теперь же ситуация выглядит слишком бесспорной, чтобы при любой политической конъюнктуре принять иное решение. Жаль только с турнирной точки зрения, что черногорцам через один домашний матч предстоит принимать австрийцев, и эта игра, вероятнее всего, пройдет либо без зрителей, либо на нейтральном поле. И все-таки очень хочется понять - зачем делегат звонил Платини и Инфантино, и те - далеко не факт, что наблюдая за игрой хотя бы по ТВ, - насоветовали ему с три короба, а он встал по стойке смирно. Какие вообще могли быть звонки после петарды в голову Акинфеева? Как матч вообще продолжился? Этого не могло, не должно было произойти! Еще в четверг было страшно интересно, во что обратится в марте наша депрессивная по осени сборная; любопытно было обсудить работу Капелло, подметить точный психологический ход с поддержкой Дзюбы. Но теперь говорить обо всем этом глупо и бессмысленно. А смысл есть только в том, чтобы пожелать здоровья Акинфееву; в который раз удивиться, до какой же степени способны озвереть люди на футболе, и ждать развития событий вокруг этого безумного матча. Рука Пушкина указывала в сторону стадиона "Градски". Дело было около полудня на бульваре Святого Петра Цетиньского. Много ли вы знаете городов за пределами бывшего СССР, где было бы установлено сразу два памятника русским поэтам? Александру Сергеевичу и Владимиру Семеновичу. Высоцкий - тот написал, что если бы мог родиться в двух местах, то его второй родиной стала бы Черногория. Его памятник с гитарой стоит над изумительно бирюзовой рекой Морача прямо за Московским мостом. И вот в уютном, спокойном, зеленом городе, где увековечена память двух наших поэтов, матч с Россией срывается самым омерзительным образом. Игра в мяч в который уже раз оборачивается войной, а призыв болельщиков "За победу живот даjте" живот - это, для несведущих, жизнь воплотился не в безумном настрое и самоотдаче команды, а в дерьме, сыпавшемся на нашу команду с этих самых трибун с первых минут. Вот только давайте будем объективны. В чем принципиальная разница между российскими фанатами и черногорскими? Да ни в. Наши просто посмотрели в еще более кривое и гротескное зеркало. И то, что произошло вчера, запросто могло случиться в полуфинале Кубка УЕФА 2005 года, когда петарда упала близ вратаря "Пармы" Буччи. Но судья и УЕФА тогда простили ЦСКА, посчитав действия итальянца симуляцией. Да и международная ситуация тогда была. В Акинфеева попали прямой наводкой. Балканцы всегда были хорошими стрелками. Вот только зачем все эти люди, включая и черногорских, и российских, итальянских, и прочих фанатов, выбрали такую красивую и беззащитную, зато большую мишень - футбол? Игорь РАБИНЕР, Подгорица - Москва.

См. также